По данным из источников в СМИ Таджикистана в 2019 году на таджикско-кыргызской границе произошло 11 конфликтов межэтнического характера. Были и десятки мелких инцидентов, многие из которых остались незарегистрированными. Основной их причиной аналитики считают разгоревшиеся с новой силой споры за территории, в которые наряду с представителями местных общин вовлечены военные двух стран.

Вместо предисловия

Протяженность линии границы между Таджикистаном и Кыргызстаном составляет, по официальным данным на начало 1991 года, 971 км. Эта условная линия границы, которую во многих местах сегодня не признает ни одна из сторон, поскольку вдоль ее периметра располагается более 70 спорных участков. Это земли, которые не законодательно, а росчерком пера руководство союзных министерств и ведомств «по экономическим соображениям» в разные годы передавало от одной республики другой. Бывали случаи, когда партийное руководство двух республик договаривалось о временной передаче земель представителям той или иной общины, чтобы уладить возникающие конфликты.

В середине 70-х годов никто не мог предвидеть, что СССР через пару десятков лет распадется, и что советским республикам придется делить территории, где построены дороги, ирригационные сооружения, предприятия для совместной добычи полезных ископаемых. На сотнях километрах переданных территорий находились пастбища для совместного выпаса скота. Кыргызы и таджики жили по соседству, и каждый айыл или кишлак мог раздвигать свои границы, не деля земли на свою и чужую. Однако еще в советское время, когда людям стали позволять самовольный захват земель, начинались споры, которые иногда перерастали в межэтнические конфликты. Наиболее серьезный межэтнический конфликт в период СССР возник в 1989 году  между жителями таджикских кишлаков Чоркух, Ворух, Ходжаи Аъло и кыргызскх айылов Аксай, Ак-Татыр, Самаркандек.

Кыргызы и таджики жили по соседству, и каждый айыл или кишлак мог раздвигать свои границы, а люди не делили земли на свою и чужую.

В период независимости эти споры обострились. Власти обеих стран стали поощрять захват земель представителями местных общин, и это явление получило межэтнические окраски. И когда населенные пункты соприкоснулись, то начались новые территориальные споры, нередко перераставшие в конфликты. Так. На границе Баткенского и Исфаринского районов возникли новые очаги напряженности – Ворух – Аксай, Как-Таш – Сомониен. Конфликты по этой причине стали возникать и на сопредельной территории между жителями Бободжон Гафуровского и Лейлекского районов. Всегда дружно проживавшие и отличавшиеся тесными торговыми и культурными отношениями жители приграничных населенных пунктов Максат, Интернационал, Кулунду, Арка (Кыргызстан) и Овчи Калъача, Хистеварз нередко конфликтуют по поводу принадлежности той или иной семье  земельных участков. В силу компактного проживания таджиков и кыргызов для обоих народов вопрос раздела территорий стал настоящей головоломкой. Чтобы определить статус спорных территорий, каждая из сторон приводит свои аргументы, считая их обоснованными, справедливыми, законными. Нет третьей стороны, чтобы могла их рассудить. Пока созданная в 2006 году Межправительственная Комиссия по демаркации и делимитации границы пытается обойтись без помощи посредников и из раза в раз попадает в тупиковое положение. Главное, у сторон нет единого критерия определения статуса спорных территорий. Чем дольше затягивается процесс демаркации и делимитации границы, тем чаще возникают конфликты. По официальным данным, на начало 2019 года было описано 504 км линии границы из 971 (периметр может быть длиннее или короче в зависимости от данных двух сторон). Продвинулись ли стороны в этом вопросе после встречи двух президентов в августе, когда оба руководителя заявили о решимости ускорить этот процесс, никто ничего не знает. Стороны предпочитают об этом не говорить.

Конфликты растут с ростом числа военных

Таджикские ученые Абдухолик Холики и Набиджон Рахимов в совместной научной статье «Спорные территории как очаги напряжения на границе»  отмечают, что только в период с 2010 по 2013 год на таджикско-кыргызской границе произошло 62 конфликта и инцидента. Динамика конфликтов в приграничье в последующие годы имеет тенденцию не только роста, но они становятся более опасными в связи с дислокацией вдоль условной линии границ военных, численность которых также растет.

«Ситуация стала тяжелой, «с обеих сторон к границе переброшены дополнительные группы военнослужащих, отрядов милиции. Появилась реальная угроза военных действий. СМИ сообщают об участившихся инцидентах местных жителей с пограничниками», — пишут ученые.

В подтверждение сказанному учеными конфликты, происходившие между кыргызскими пограничниками и населением таджикских кишлаков, которые в окрестностях своих сел традиционно заготавливали дрова, пасли свои стада, перемещались по короткой дороге, перекинулись в скором времени и на отношение самих военных двух стран, которым были поручены охрана границы и обеспечение безопасности граждан.

Опасения ученых в скором времени подтвердились трагическими событиями

В январе 2014 года в зоне водозабора, находящегося на окраине таджикского поселка Сомониен и кыргызского аула Как-Таш произошло первое военное столкновение пограничников двух стран. В результате боестолкновения получили серьезные ранения 8 кыргызских и 3 таджикских пограничника. Причиной инцидента стало строительство участка автодороги Как-Таш-Аксай, начатое кыргызскими строителями вопреки совместному Протоколу от 2008 года, запрещающему строительство любых объектов на спорной территории. Дело в том, что кыргызская сторона все правобережье от Как-Таша до Аксая считает своей территорией. У таджикской стороны свои доводы – половина участка на карте даже последнего советского выпуска отмечена, как территория Таджикистана. Возникает вопрос: возможно ли было предотвратить конфликт? Да, если бы члены Межправительственной Комиссии постоянно держали под контролем соблюдение достигнутых договоренностей, чего, к сожалению, не делалось до начала вооруженного конфликта.

Затем последовало относительное затишье, однако год спустя споры по каждому поводу стали перерастать в крупные конфликты между общинами, где военные выступали в роли миротворцев. Но запущенный механизм не удалось таки тормозить. На каждое противоправное действие силовиков одной стороны ответными мерами отвечала другая сторона.

НОДИРА АВЕЗОВА: Бряцание оружием не только раздражает людей, но оно может их провоцировать на радикальные действия

«Военные подчиняются приказу, и порой солдат не способен правильно оценить ситуацию. И бряцание оружием не только раздражает людей, но оно может их провоцировать на радикальные действия», — считает жительница села Ходжаи Аъло Нодира Авезова.

Как не убеждали представители международных организаций местные сообщества, представителей силовых структур о безальтернативности дружбы и сотрудничества, предпринимая меры по организации двусторонних встреч по развитию торговли, решению социальных вопросов, упрочению культурного обмена, давшие трещину отношения между некоторыми сообществами не удалось восстановить.

Бахром Файзуллаев

«Многие из этих конфликтов, которые происходят на границе, выведенного яйца не стоят. Их можно своевременно предупреждать, предотвращать, если местные власти с двух сторон будут работать в тесном контакте, и они действительно заинтересованы в решении проблем», — говорит Бахром Файзуллаев, международный эксперт по приграничным проблемам.

«В течение многих лет при усилии международных организаций создавалась атмосфера дружбы и сотрудничества. Были реализованы десятки проектов по развитию сотрудничества между кыргызскими и таджикскими общинами в области торговли, улучшению инфраструктуры сел, культурных связей. Получается все коту по хвост. Только потому, что местные власти не могут найти путь к взаимопониманию», — добавил эксперт.

И результатом необдуманной политики стал перенос конфликтов в другие, отличавшиеся большой стабильностью приграничные районы.

Зона конфликтов расширяется

После конфликта 11-13 января 2014 года в течение нескольких последующих лет военные вели себя более сдержанно, хотя конфликты и инциденты продолжали возникать на границе. До 2019 года даже наблюдалось снижение динамики. Однако, зона конфликтов расширилась. Они стали возникать даже на тех участках границы, которые считались прежде спокойными.  К зоне Аксай – Ворух, Ходжаи Аъло – Как-Таш на территории Исфаринского и Баткенского районов добавился на северо-западе Ляккан –Кара-Бак . А на границе Бободжон Гафуровского и Лейлекского районов конфликты стали возникать на стыке кыргызских айылов Максат, Интернационал, Ак-Су, Арка таджикских сел Овчи Калъача, Овчи, Маданият, Хистеварз.

В сентябре 2019 года конфликт вокруг так называемого футбольного поля, где в советские времена играли в футбол и таджикские, и кыргызские мальчишки и по воскресеньям устраивался скотный базар, перерос в самое жесткое столкновение военных, где было убито 3 таджикских и один кыргызский военных. Еще около двух десятков военных и гражданских лиц с двух сторон получили ранения. Возникла реальная угроза войны между двумя странами.

Война могла вспыхнуть там, где ее меньше всего ожидали, ведь население Лейлекского и Бободжон Гафуровского районов живут в мире и дружбе давно. Дружба имеет исторические корни. Вдоль границы практически торгует каждая семья. Кыргызы лечатся в таджикских санаториях, больницах, приобретают товары на таджикских рынках. Таджики в свою очередь покупают у соседей бензин и газ по низкой цене, уголь, сельхозпродукты.

«Нас связывают и традиционные культурные связи. И подобные события не должны возникать. Мы должны беречь мир между нашими народами, ибо война – это горе, смерть и разруха, трагедия для наших людей. Все вопросы нужно решать за столом переговоров», говорит кыргызский журналист, писатель и поэт Абдилаат Али Дооров.

Как большое недоразумение и непонимание печальных последствий военными двух стран восприняли событие 16 сентября 2019 года многие здравомыслящие кыргызы и таджики. В том, что конфликты омрачают двусторонние отношения, согласны предприниматели, простые люди, и трезво оценивающие последствия возможного серьезного межэтнического конфликта политики.

«Мы должны реагировать немедленно на любую возникшую проблему и своевременно найти разрешить ее. Любой кризис в наших отношениях – это удар по нашему развитию. Нагнетают напряжение заинтересованные в дестабилизации ситуации люди, а простые граждане поддерживают добрые отношения», — сказал SugdNews советник посольства Кыргызстана в Таджикистане Медер Соорбеков.

справа Медер Соорбеков

«Вот я, например, сегодня увидел своего друга-таджика, с которым долгое время не встречались. Он беспокоился о моих возможных родственниках на границе, когда узнал о событиях 16 сентября. Так что, основы нашей дружбы не удастся никому подорвать, они достаточно крепки, — сказал, выразив удовлетворение по быстрой локализации конфликта на границе между Лейлеком и Бободжон Гафуровским районом, дипломат.

О передвижении и торговле

Неоправданное вмешательство военных в гражданские дела не одобряют и представители кыргызских общин.

«Ситуация на границе становится непредсказуемой. Еще пару лет назад мы свободно передвигались по таджикским кишлакам. Признаюсь честно, боюсь, что могу быть задержанным таджикскими военными. Чтобы избежать проблем, лишний раз не пытаюсь сокращать дорогу, пересекая таджикскую территорию», — поделился своими опасениями на счет роста конфликтов житель кыргызского айыла Как-Таш Эсен Мажитов.

Представители местного населения, как кыргызы, так и таджики, выражают недовольство по поводу мер, направленных на ограничения движения в приграничье. Особенно их расстраивает преграды на пути свободного передвижения и торговли, влияющие на их уровень благосостояния.

Айыл Чет

Семья Мажитовых живет в небольшом кыргызском айыле под названием Чек. Это вдоль дороги Баткен-Исфана, в нескольких сотнях метрах от айыла Как-Таш. Чек даже не айыл, а небольшой участок земли на окраине села Чоркух на побережье ирригационного канала Тартколь, где 5-6 кыргызских семей построили дома в период с 1995 по настоящее время.

Абдураим Мажитов обосновался здесь одним из сыновей раньше других кыргызских семей. Четверых других он обустроил в Как-Таше. Он выбрал себе участок рядом с таджиками, с кем всегда жил в мире и дружбе. В начале 90-х, когда таджики провели электричество, они протянули линии и Мажитовым, которых считали своими.

Эсен с отцом и матерью на пустыре, куда стала подаваться вода благодаря построенном каналу Тарткуль, где построили дом и разбили сад. Здесь он женился, построил свой дом. Сейчас растут дети, старшие давно учатся в школе. Правда, растут не в той атмосфере, в какой воспитывался он сам.

Рядом, через забор, обустроились чуть ранее в середине 80-х таджики. С большинством из них он учился в одной таджикской школе, когда их семья проживала в Чоркухе. Отношения между кыргызами и таджиками здесь неплохие, но в последнее время уже друг к другу не ходят. Боятся, что могут быть задержаны военными. Таджикские участки, находящиеся ниже, питаются водою из одной трубы. Получается, что таджики зависят от кыргызов, находящихся выше и контролирующих водосток.

«Ранее часто возникали конфликты по вопросам водораздела, поскольку не было режима распределения воды. Мы поровну поделили сток воды, таджики среди своих внедрили график. Совместно чистим арыки. Проблема решена. Но с некоторых пор они вновь начали возникать. Видимо, сказывается общий фон отношений. Находятся люди, которые хотят нарушить установившиеся порядки», — поделился со мной Эсен недавно, когда я навестил своих родных на границе.

Эсен рассказал о двух случаях, когда таджикские пограничники задержали кыргызских граждан на границе.

«На днях задержали моих соседей, Сафарали и Абсаттара Нарметовых таджикские пограничники. Они скупали у таджиков курагу и урюк для последующей перепродажи. Говорят, их обвинили в контрабанде и одного из них даже отправили Исфару и держали в СИЗО города несколько дней. Оштрафовали и отпустили. Это то, чем мы занимались всегда. К сожалению, пытаются внедрить новые порядки, которые создают напряжение и приводит к росту чувства недоверия, ненависти, мести», — сказал Эсен.

Эсен Мажитов

Мажитов также рассказал о том, что он сам иногда привозит для своих соседей дешевый кыргызский уголь, муку только из добрых побуждений.

«Мешок муки, которая у нас стоит на 40 сомони меньше, я могу доставить любому своему соседу», — заявил о своей готовности как-то помочь своим соседям-таджикам Эсен Мажитов.

На днях произошел другой случай, рассказал Эсен. Его самого задержали таджикские пограничники, когда он доставил одному из соседей несколько мешков угля, который в Кыргызстане стоит в два раза дешевле. Но услышав таджикскую речь из уст Эсена, пограничники его отпустили. Правда, за небольшое вознаграждение, стоимость одного мешка угля.

Граждане Таджикистана также жалуются на кыргызских пограничников. Они их задерживают по другому поводу, «нарушению границы». В октябре СМИ Таджикистана сообщили о задержании нескольких граждан Таджикистана на границе с Ак-Саем и айылом Максат. Были, по словам давших интервью прессе граждан, случаи избиения. Таджикские аналитики говорят, что подобные действия военных только усиливает напряженность.

«Какое нарушение границы может быть на территории, которая не описана и сегодня относится к разряду спорных земель? Никакой логики. Я думаю, что задержание граждан под предлогом «нарушение границы» одной стороной, и под предлогом «контрабанды» другой – это часть бизнеса, который поставили на поток военные», — житель таджикского села, попросивший не называть его.

«Я сам из тех мест и хорошо знаю, что есть силы лоббирующие введение ограничений по передвижению. Иначе давно бы открылись дорогие через Самаркандек в Шураб, в Ляккан через Кара-Бак.  Совсем не понятно, почему дорога Баткен-Исфана остается закрытой для передвижения граждан Таджикистана, хотя она проходит вдоль их кишлака Чоркух. Эта дорога пересекает в нескольких местах территорию Таджикистана, в чем признавался вице-премьер Кыргызстана Женеш Разаков в одном из своих интервью. Все это искусственно создаваемая ситуация», — поделился со мной местный житель.

Об опасениях и выходе из создавшегося тупика

Представители кыргызских и таджикских сообществ, проживающие в приграничных населенных пунктах, аналитики из международных организаций, журналисты, пишущие на приграничные  темы, примерно до 2010 года в качестве основных причин конфликтов на таджикско-кыргызской границе называли землепользование, водораздел, нерешенность социальных вопросов. В структурах власти соседней республики и в кыргызских общинах в последнее время с подачи политиков и заинтересованных кругов стали говорить о необходимости демаркации и делимитации границы, настаивая при этом на фактический контроль территорий. Таджикские власти подобное предложение напрочь отвергают, поскольку более 90% спорных территорий сегодня находится под контролем Кыргызстана. Именно отсутствие воли с двух сторон по поиску компромиссов путем взаимных уступок аналитики считают камнем преткновения в ходе переговоров.

Хорошо знающие особенности взаимоотношений таджиков и кыргызов люди считают продолжение противостояния и затягивание решения конфликтных вопросов приводит к росту напряженности, недоверия между представителями общин, психоза о возможной дискриминационной для одной или другой общины демаркации и делимитации границы.

«По сей день вопросы доступа к земельным, водным и другим природным ресурсам, по сути, остаются главным источником конфликтов. Однако, политики предпочитают о них не говорить, утверждая, что по уточнении линии государственной границы и заключении Договора о границе, все они будут решены. В этом я лично сомневаюсь, — говорит писатель и журналист Бободжон Икромов. – Та игра, которую ведут заинтересованные деловые и финансовые круги, таит серьезную опасность. Приграничье – это особая зона со своими обычаями и традициями, со своей спецификой, которую вряд ли стоит ломать. Небольшие конфликты – это только цветочки, если и далее следовать насильственному изменению порядков, то такая политика может привести к серьезным и трагическим последствиям».

Бободжон Икромов

Икромов считает, что единственно верным путем стабилизации ситуации на границе Таджикистана и Кыргызстана является восстановление существовавшего в течение длительного периода совместного проживания образа жизни со свободой передвижения и торговли.

«Линии границ должны быть определены, но граница не должна быть самоцелью. Она нужна для того, чтобы кыргызы и таджики знали, где их земля и где начинается соседняя. В приграничье не должно быть вооруженных формирований, таможни. Это зона для свободной торговли, где за порядком должна следить только милиция. Таможенные и пограничные пункты должны находиться в глубине территорий, подальше от зон компактного проживания таджиков и кыргызов», — рекомендует аналитик.

Представители международных организаций и неправительственных организаций рекомендуют обеим сторонам изучить международный опыт разграничения спорных территорий.

Негматулло Мирсаидов, журналист

Присоединяйтесь к нам в Telegram! И будьте в курсе всех новостей! https://t.me/sugdnewss

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.